Национализм привел к конфликту Израиля и Палестины

Конфликт Израиля и Палестины возник из-за контроля над землей, которую евреи и их сторонники называют Израилем, а палестинцы и их сторонники Палестиной.

Суть конфликта

По сути своей конфликт Израиля и Палестины является конфликтом национализма, национальной идентичности и национальных прав обосновывая территориальными претензиями.

Конфликт Израиля и Палестины, это продукт идеологий светского национализма и светской национальной идентичности конца 19 начала 20 века.

Рост сионизма и сионистской еврейской иммиграции в Палестину в начале 20-го века также усилил напряженность между коренными евреями и мусульманами в соседних странах. Конфликт Израиля и Палестины
К концу Первой мировой войны практически весь мусульманский мир оказался под властью европейских держав либо непосредственно, либо через ту или иную форму протектората. Несмотря на эти изменения, колониальная система фактически не освободила евреев от их низшего социального статуса.

В дополнение к традиционной мусульманской антипатии, Европейский христианский антисемитизм оставался частью стандартного мировоззрения тех, кто управлял колониальными администрациями. Правда правовые изменения освободили евреев от юридической неполноценности, навязанной традиционным исламским правом.
Евреи и мусульмане, конечно, рассматривали это развитие событий с совершенно разных точек зрения.

Евреи, получившие западное образование и овладевшие колониальным языком, могли существенно улучшить своё положение и положение своих семей. У большинства мусульман была совершенно иная реакция по отношению к образованным евреям.

К 1930-м годам к этому напряжению добавился еще один элемент-подъем немецкого национал-социализма (нацизма). Германия не была колониальной державой на Ближнем Востоке и в Северной Африке, поэтому она была свободна от заразы колониализма. Кроме того, Германия была традиционным врагом Франции, которая была особенно агрессивна в своей колониальной политике. Конфликт Израиля и Палестины

Таким образом, арабо-мусульманские земли, как правило, созрели для поглощения и ассимиляции нацистской антисемитской пропаганды, что усугубляло напряженность между евреями и мусульманами. К концу 1930-х годов подъем нацистской Германии и фашистской Италии изменил альтернативные модели французскому и британскому либерализму на антисемитские взгляды. В результате подавляющая часть еврейства, прочно утвердившаяся на протяжении тысячелетий в мусульманском мире, бежала под давлением реализации национальной независимости. Многие пострадали от жестоких погромов и государственной национализации своего имущества, а многие бежали, не имея ничего, кроме того, что можно было запихнуть в чемодан. Некоторые бежали в европейские государства, где они ранее натурализовались. Другие бежали туда, где могли найти убежище. Массовый исход/изгнание произошло в то же самое время, когда формировалось государство Израиль, поэтому многие—и особенно те, у кого не было других альтернатив—оказались в новом еврейском государстве. Появились некоторые мусульманские и западные свидетельства, которые приписывают массовый исход еврейского населения Ближнего Востока и Северной Африки строго по отношению к сионизму.

Сионизм, конечно, был одним из факторов, но также были дестабилизация колониализма, религиозные предрассудки, коррупция правительств и другие причины.

Тем не менее, как среди евреев-израильтян, так и среди мусульман-палестинцев определительные идентичности оказались эластичными, а границы между нацией, племенем и религией остаются неоднозначными. Это неудивительно, учитывая сложность идентичности в целом, и нельзя отрицать, что комплекс факторов, составляющих израильскую и палестинскую идентичность (или еврейскую и арабскую), включает в себя религиозные показатели.

Сионисты подчеркивали религиозные аспекты еврейской идентичности, чтобы обратиться за поддержкой к более широкой, не сионистской религиозной общине, и в процессе этого постепенно определили конфликт как в религиозном, так и в национальном плане.

Палестинцы, в свою очередь, все чаще подчеркивают связь ислама с Иерусалимом и Палестиной, чтобы также обратиться за поддержкой к более широкой религиозной общине. В результате этот конфликт стал все чаще отождествляться в религиозном плане, что негативно сказалось на мусульманско-еврейских отношениях во всем мире.

Мусульманско-еврейские отношения стали напряженными из-за продолжающегося и неурегулированного конфликта Израиля и Палестины. Их несговорчивость и непрекращающееся насилие привели к возникновению общего чувства недоверия, которое прочно укоренилось в культуре как еврейского, так и мусульманского населения. Это отсутствие доверия вошло в мировоззрение и дискурс многих евреев и мусульман, которые также были далеки от конфликта. Мусульманские и еврейские организации и средства массовой информации склонны изображать конфликт Израиля и Палестины в упрощенных и бинарных терминах, и они проецируют негативные взгляды и стереотипы другого, что еще больше углубляет проблему в их соответствующие культурные и религиозные представления и мировоззрения.

Тем не менее, несмотря на проблемы, вызванные упадком экономической и политической мощи мусульман, подъемом европейских держав и их колониальным господством, возникновением националистических движений и особыми проблемами, возникшими в результате израильско-палестинского конфликта, отдельные евреи и мусульмане всегда умудрялись поддерживать глубокие дружеские отношения. Эти дружеские отношения не ограничивались элитами, разделявшими “просвещенные” взгляды, выходящие за рамки стереотипов и религиозных иерархий.

На самом деле, многие традиционные, религиозные мусульмане и евреи поддерживали дружеские отношения в мусульманских странах, несмотря на массовые нарушения их традиционных миров. Мы читаем о них в рассказах и романах, написанных членами обеих общин. Эти дружеские отношения были сильными и прочными, но они не могли противостоять силам, которые положили конец некогда яркой еврейской жизни в большинстве мусульманских стран.

Мусульманско-еврейские отношения

В настоящее время в Иране, Турции и Марокко существуют лишь крошечные остатки некогда крупных и успешных еврейских общин, и лишь немногие отдельные евреи остаются в других мусульманских странах Ближнего Востока и Северной Африки. В Южной Азии и Юго-Восточной Азии имеются крошечные еврейские общины, если вообще имеют какое-либо значение с точки зрения моделей или влияния в мусульманско-еврейских отношениях.

Большинство случаев встречи евреев и мусульман происходит сегодня на нейтральной территории вестернизированных мультикультурных обществ. В этих условиях мусульмане и евреи разделяют статус меньшинства как нехристиане в мире, который, даже будучи определен как светский или религиозно нейтральный, остается, по крайней мере, культурно христианским. Это ставит их в параллельный статус по отношению к более широкой культуре, а также в положение, в котором их потребности и проблемы, связанные с более широкой культурой пересекаются.

Отношение к конфликту в Европе

В Европе мусульманско-еврейские отношения осложняются тенью Холокоста, с одной стороны, и израильско-палестинским конфликтом с другой.
В Европе нет ни единой целостной еврейской или мусульманской общины, а есть различные общины с различным этническим и языковым происхождением, религиозной историей и практикой, а также национальным происхождением. Поэтому трудно сделать какие-либо точные обобщения. Сейчас существует мало интереса к созданию коалиции между европейскими мусульманами и евреями. Конфликт Израиля и Палестины

Израильско-палестинский конфликт существенно разделил эти две общины, и было бы справедливо предположить, что обе общины склонны чувствовать себя презираемыми друг другом. Каждый из них также склонен чувствовать себя неуверенно со своим собственным статусом в местной национальной культуре, в которой он находится. На общинном или национальном уровне существует мало энергии для улучшения отношений между двумя общинами.

На индивидуальном уровне, как всегда, возникают дружеские отношения, но они мало влияют на более крупные сообщества в целом.

Тем не менее официальные мусульманские и еврейские учреждения и организации, как правило, препятствуют развитию отношений с другими общинами и препятствуют их развитию. Это отчасти объясняется потребностями в финансировании, которые требуют от организаций избегать противоречий, чтобы не оскорблять доноров, и отчасти естественной тенденцией институтов быть традиционными и ориентированными на внутренний мир. Усилия и инициативы исходят от членов обеих общин и почти всегда инициируются отдельными лицами.

Представляется очевидным, что самым большим препятствием для улучшения мусульманско-еврейских отношений является непрекращающаяся борьба и насилие между мусульманами и евреями в связи с конфликтом Израиля и Палестины